Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Мамай

"Золотая Орда в источниках" и другие мои книги

Собрал выходные данные своих книг (все тома серии "Золотая Орда в источниках" и проч.).
Будет более удобно пользоваться названиями источников, именами авторов etc -
приводятся аннотации, содержания, есть также фото обложек. Все доступны для заказов.
См. под катом
Collapse )
Мамай

Интересное с конференции "Древняя Русь"

Сразу в нескольких докладах использованы очень интересные сведения из важной находки в РГАДА.
Как известно, 3 мая 1626 г. страшный пожар в Москве уничтожил большую часть государственных архивов России, сильно пострадали архивы Посольского приказа.
Так вот - недавно в РГАДА нашли Титулярник 1488-1577 гг., где обнаружены так сказать "абстракты" посольской переписки за указанные годы.
Это между прочим совсем не рядовое событие, так как теперь есть в наличии важные первоисточники по очень чувствительным темам, вызывавшим постоянные споры.
В частности в этом титулярнике приводятся ранее считавшиеся поздними "фальсификатами" (точнее "ненадежными" списками XVIII в.) посольские грамоты сибирских "ханов" и князцов, в частности и самого Кучума, за 1563-1572 гг., в которых они просили принять их в покровительство царя и великого князя Московского и сообщали о готовности платить ему дань (в одной грамоте сообщается, что такой ясак уже собран и будет отправлен в Москву).
Другое их применение - посольские дела с Крымом в XVI в. Сейчас уже изданы два тома по русско-крымским отношениям за этот период.

Роскошный "Царский титулярник" XVII в. (другая книга, конечно, но уж очень красивая):
Мамай

Не обманешь - не продашь

Как многие, я давно привык, что "московитов" иностранные путешественники и торговцы XVI-XVII вв. стереотипно обвиняют в неумении честно вести дела и постоянном стремлении обмануть. Практически никто им и не возражает, памятуя русскую поговорку, вынесенную в заголовок, а также припоминая собственный опыт взаимодействия с отечественными торговлей, в частности, и с бизнесом, вообще.
Хрестоматийным является пассаж Сигизмунда Герберштейна, где все эти нарекания иностранцев изложены ясно и понятно:
"Далее, если при заключении сделки ты как-нибудь обмолвишься или что-либо неосторожно пообещаешь, то они все запоминают в точности и настаивают на исполнении, сами же вовсе не исполняют того, что обещали в свою очередь. А как только они начинают клясться и божиться, знай, что тут сейчас же кроется коварство, ибо клянутся они с намерением провести и обмануть. Я попросил одного государева советника помочь мне при покупке некоторых мехов, чтобы я мог избегнуть обмана. Насколько легко он пообещал мне свое содействие, настолько долее держал меня в неизвестности. Он хотел навязать мне собственные меха. Сверх того, к нему собирались другие купцы, обещая ему награду, если он продаст мне их товары за хорошую цену, ибо у купцов есть такой обычай, что при покупке и продаже они предлагают свое посредничество и обещают той и другой стороне свое верное содействие, получив от каждой из них особые подарки".
Но каково было мое удивление, когда выяснялось, что не русские купцы все это придумали. На самом деле они просто следовали устоявшимся традициям своих западных, а точнее, ганзейских, контрагентов. Очень познавательно и интересно про это написал А.И. Филюшкин в своей новейшей работе "Василий III". Текст оттуда я процитирую ниже, несмотря на довольно значительный объем:

"     Когда мы говорим о русских землях в средневековье, надо помнить, что вплоть до их объединения в единое Российское государство степень различия между ними иной раз была довольно велика. Разными были и внешнеполитические, и экономические ориентиры. Обращая внимание на экономики Северо-Западного региона — Новгородской и Псковской земли, — мы видим, что в XIV—XV веках они были теснейшим образом связаны с Прибалтикой. Если пользоваться терминологией знаменитого французского историка Фернана Броделя, треугольник «Новгород — Псков — Ливония» составлял в каком-то смысле особый «мир-экономику». Ливония была посредником в новгородско-псковской торговле с Европой, посредником необходимым, поскольку собственные возможности для морской торговли были ограничены. У русских имелись торговые корабли, но они плавали в основном по рекам и в акватории Финского залива. Дальние, заморские торговые экспедиции были редкостью. Чаще всего русские купцы с товаром добирались до Европы сушей через Великое княжество Литовское.
   В свою очередь, ливонские города были очень заинтересованы в торговле с Новгородом и Псковом, без которой само существование Ливонии во многом теряло смысл.
   Здешние крупные торговые центры — Ревель, Рига, Дерпт и другие — процветали. Насколько велики были их торговые связи с Новгородом и Псковом, какова вообще была доходность балтийской торговли? Картина получается крайне занимательной. Европейские купцы по документам имели очень низкий процент прибыли — от 5 до 22 процентов, но в основном не более 5—6 процентов. Эта картина никак не стыкуется с тем значением, какое современники придавали балтийской торговле, и с теми богатствами, которая она наглядно приносила (что видно из городского роста того же Любека, Ревеля, Риги, который происходил явно не за счет пятипроцентной прибыли). Получается некая загадка — если купцы перепродавали в Любеке товар, купленный в Новгороде, почти по той же цене, то зачем они вообще занимались этой торговлей?
   Разгадка кроется, с одной стороны, в психологии купечества того времени, а с другой — в особенностях торговых операций. Средневековая этика требовала так называемой «равной цены»: за сколько купил, за столько и продал. Сверхприбыли в 20, 50 и тем более 100 процентов считались греховными. Прилично было получить за свои труды лишь небольшой процент. Однако буквальное соблюдение таких этических принципов делало бы торговлю невыгодной.
  Поэтому изобретались различные приемы, как прятать прибыль. Одним из них была дифференциация мер веса, длины и объема. И. Э. Клейненберг показал, что в разных пунктах в одну и ту же меру вкладывалось разное содержание. Например, шиффунт воска в Новгороде содержал 480 фунтов, в Ливонии превращался уже в 400 фунтов, а в Любеке — в 320! Разница в 160 фунтов потом продавалась отдельно и составляла чистую прибыль, при этом купеческая этика как бы соблюдалась, поскольку цена почти не менялась. Аналогичную картину рисует Н. А. Казакова: ласт импортируемой соли в Ревеле ганзейцы определяли в 15 мешков, но в Новгороде он превращался уже в 12.
   Кроме того, существовала практика так называемых «наддач» (upgift), которые ганзейцы взимали практически со всех товаров: это пробы, образцы товара (отломанные куски воска, меха «на пробу»), которые брались бесплатно, как бы в качестве проверки товара, и часто составляли довольно значительные объемы. Поскольку эти предметы не были куплены — то они официально не включались в приобретенный товар и их последующая продажа составляла нигде не учитываемую чистую прибыль купца и при этом никак не нарушала средневековую этику.
   Этика «справедливой цены» парадоксальным образом сочеталась с допустимостью правила «не обманешь — не продашь». Обмен, обвес, всучивание гнилого товара под видом первоклассного неэтичным не считались, а, наоборот, свидетельствовали об искусности купца. Русские источники пестрят обвинениями в адрес и ганзейских, и ливонских купцов в подобных нарушениях. В 1488 году, Collapse )
Мамай

Недоумение - теперь так принято в научных статьях ?


Открываю первый номер нового научного издания "Вопросы тюркологии" (М. 2010, издан как печатный орган недавно учрежденного Института тюркологии) и вижу в статье ув. А.Н. Гаркавец "Бейбарс" (стр. 73) удивительный пассаж:

"Поставленное под вопрос «ильбари(?)» В.Г. Тизенгаузена в упрощенном репринте Р.П. Храпачевского превратилось в не вызывающий сомнений «ильбари»".

Эта фраза оснащена сноской, где приведена ссылка на стр. 251 тома первого серии "Золотая Орда в источниках", который я составлял и издал. Но если открыть данную страницу  этого издания, то видим, что я совершенно ничего не менял в тексте В.Г. Тизенгаузена и поставленный им знак вопроса к его прочтению "ильбари" в моем издании на месте:


Выделенное красным слово "ильбари", как видим имеет знак вопроса, поставленный В.Г. Тизенгаузеном, который я в точности сохранил.

Я далек от мысли, что уважаемый тюрколог не умеет читать и понимать прочитанное. Но тогда получается единственный вывод - в целях иллюстрации своего тезиса о неверности чтения "ильбари" и неправильности его использования в литературе он зачем-то решил приписать мне введение в научный оборот этого прочтения как "не вызывающего сомнений". Если это так, то это как минимум некорректно, а как максимум (не хотелось бы верить в это) - является фальсификацией.

Кстати, не касаясь в целом содержания статьи (во многом интересной - по части изложения автором  новой попытки реконструкции биографии султана Бейбарса), хотел бы отметить только еще один пассаж, который касается и моих штудий насчет кипчаков-олбурлик по данным жизнеописания Тутука в "Юань ши". А.Н. Гаркавец пишет (там же, стр. 73):

"С.М. Ахинджанов читает этот термин как эльбури и отождествляет с Юйлиболи «Юань ши», официальной истории монголо-китайской династии Юань, хотя в соответствующем фрагменте биографии Тутуха речь идет о горах, под которыми, начиная с И. Маркварта, все понимают Урал".

К сожалению, уважаемый А.Н. Гаркавец, судя по всему, не изучил данный вопрос, иначе бы не написал "все понимают Урал" - слово "все" тут совершенно не к месту, ибо если есть такой крупнейший монголовед и китаист как Поль Пелльо, который вообще не считал Юйлиболи названием гор Урал (считал его транскрипцией для "олберлик"), то кто тогда эти "все" ?!  Ведь если из этих гипотетических "всех" исключить П. Пелльо - это все равно как если исключить из всех специалистов по русским летописям например А.А. Шахматова. Далее, в статье Т. Оллсена (1983 г., см. http://khrapachevsky.livejournal.com/6085.html) также поддерживается точка зрения П.Пелльо, а кроме того там приводятся сведения по локализация племени Тутука по данным текста на его надгробной стеле -  он сохранен в 3-х вариантах: в работе "Цзин-сюань цзи" (靜軒集) Янь Фу (閻復), в сочинении юаньского автора Юй Цзи (содержится в составе сборника Су Тянь-цзюэ "Гочао вэньлэй") и в "Юань ши". В тексте Янь Фу есть дополнительная - к тексту "Юань ши" - информация о местах кочевания кипчаков рода Тутука: междуречье рек "Я-и" и "Е-дэ-ли", т.е. Яика (р. Урал) и Итиля (Волги). Таким образом Юйлиболи НЕ понимаются как горы Урал не только "всеми", но и таким авторитетным специалистом как П. Пелльо. Все это можно узнать не только из иностранных научных изданий, но и по-русски - в работе Ю.А. Зуева "Ранние тюрки: очерки истории и идеологии" (Дайк-пресс, Алматы 2002, стр. 63-64 и 77-78), кстати не использованной А.Н. Гаркавец в статье. А зря, ибо там, несмотря на многие спорные моменты, есть большой плюс - в своей книге Ю.А. Зуев очень тщательно и в максимально возможном объеме приводит данные историографии по всем затрагиваемым вопросам. Хотя, впрочем, все эти сведения очевидно не вписываются в концепцию А.Н. Гаркавец по идентификации олберлик-кипчаков.