Роман Храпачевский (khrapachevsky) wrote,
Роман Храпачевский
khrapachevsky

Categories:

22 июня, ровно в четыре часа - Киев бомбили, нам сообщили, что началася война...

Сегодня, в день 70-й годовщины начала Великой Отечественной войны, думается мне, что большинство будет вспоминать о событиях этого дня - 22 июня 1941 года, спорить о причинах как войны, так и наших поражений и неудач, разбирать разные аспекты военного дела, политики и т.д. и т.п.
А я хочу вспомнить просто о своих дедушках и бабушках, их детях, которые встретили этот день, что прошелся потом катком по их судьбам. Тем более, что слова известной народной песни, вынесенные в заголовок, прямо их касались, поскольку все они были так или иначе связаны с Киевом и именно там их застала война. Точнее не всех, а кроме моего деда по матери, Васильева Василия Игнатьевича - штурмана самолета СБ (скоростного бомбардировщика), так как он находился в этот день на своем аэродроме в районе г. Теребовль. Остальные же были или в самом Киеве (его жена Елена Федоровна с полугодовалой дочкой - моей мамой), или в его ближнем пригороде - в г. Боярка находилась семья моего отца - дед Храпачевский Николай Онисимович, бабушка Евдокия Андреевна (она тогда носила на последнем месяце моего отца) и их трехлетний сын (мой дядя Всеволод).
В сам день 22 июня их война прямо не коснулась, даже деда Васильева миновала бомбежка аэродрома, а остальные жили вдалеке от объектов немецких воздушных ударов в тот день.  Зато потом война затронула их всех - так или иначе, ведь бои за Киев начались уже в августе, а в сентябре в катастрофе Киевского котла погибли или попали в окружение сотни тысяч воинов РККА.  Дед Васильев, к счастью не был в их числе, его полк перебазировался вовремя. Бабушка Лена с мамой успели эвакуироваться с семьями других военных в Горький, а моего деда Храпачевского призвали в армию в еще первых числах июля (буквально через пару недель родился мой отец), его же семья осталась в Боярке, где вскоре хлебнула всех "прелестей" оккупации. Сам же дед Храпачевский попал в окружение недалеко от родных мест и сумел там скрыться от захвата немцами , которые вылавливали всех мужчин призывного возраста, под видом больного заразной болезнью (немцы боялись таких случаев и отставали). Позже, вместе с другими окруженцами и пленными украинцами, которых немцы выпустили из лагерей военнопленных (была у них в 41-м такая политика некоторое время), он участвовал в подполье и зимой 1942/43 г.  был уже среди партизан, которые влились в Красную Армию сразу после освобождения Киева в ноябре 1943 г.

Дедушка и бабушка Васильевы перед войной (фото 1941 г.)


Tags: Великая Отечественная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments