August 12th, 2014

Мамай

Удивительные параллели русской летописи в китайских текстах того же времени

В Лаврентьевской летописи (1377 г.), которая отражает более ранний летописный свод (не позднее первых лет XIV г., т.е. около 1305 г.), есть известный фрагмент из рассказа об осаде и взятии Владимира-на-Клязьме в феврале 1238 г.:

рекоша Татарове Владимерцем: не стрєляите. Они же умолчаша. И приєхаша близь к воротом и начаша Татарове молвити: знаете ли княжича вашего Володимера? Бє бо унылъ лицем. Всеволодъ же и Мстиславъ стояста на Золотых воротєх и познаста брата своего Володимера. О умиленое видєнье и слезъ достоино. Всеволодъ и Мстиславъ с дружиною и вси гражане плакахуся зряще Володимера. А Татарове отшедши от Золотых воротъ и обьєхаша весь градъ.

Этот фрагмент кажется незавершенным - сразу после идет рассказ о речах владимирцев уже не связанных с княжичем Владимиром, потом рассказ о взятии города, так что судьба взятого монголами как заложника княжича, сына великого князя Юрия Всеволодовича, осталась в тексте летописи непроясненной. Можно, конечно, с большой вероятностью предположить что с ним случилось...
Но тем не менее весь этот эпизод имеет интереснейшую параллель в китайском тексте в составе династийной хроники "Цзинь ши" (составлена в 1343 г. на базе документов и текстов XIII в.). Любопытно так же совпадение по времени составления обоих памятников, а так же и то, что оба они основаны на более ранних (как минимум на полтораста - сто лет) аутентичных документах.
Сравним текст юаньских авторов "Цзинь ши", где есть рассказ о деяниях их монгольских предков, сохраненный в цзиньских архивах:

Цзючжу, отпрыск императорского рода [Цзинь], был правителем округа Учжоу. А Тангуа Богосу был его чиновником по военным делам. В одиннадцатой луне 2-го года [девиза правления] Чжэнь-ю (3 декабря 1214 г. – 1 января 1215 г.) войска Великой Юань взяли сына и племянника [Ваньянь] Цзючжу и привели под стены города, обратившись к нему с такой речью: «Шаньдун и Хэбэй – все ныне сдались нам, твоя семья и челядь уже также нами заполучена. Если быстро не сдашься, то убьем их». [Ваньянь] Цзючжу ответил: «Пусть моей смертью послужу государству, а жалеть семью – это пустое сейчас». Через некоторое время город был сокрушен – [Ваньянь] Цзючжу сражался из всех сил, но был убит. [Тангуа] Богосу тоже не покорился и был убит там же.

Как видим, этот эпизод, при всей его схожести с эпизодом 1238 г. у Владимира, является законченным. Хотя и тут прямо не сказано о дальнейшей судьбе семьи Ваньянь Цзючжу, но здесь уже гадать не стоит - далее в тексте жизнеописания Ваньянь Цзючжу говорится о посмертных наградах от императора Цзинь как Тангуа Богосу, так и ему самому, но ничего про награды его наследникам, что какбэ намекает...

UPD: забыл еще про одну параллель - в обоих фрагментах речь идет о представителях правящих династий: на Руси - это княжич Владимир Юрьевич из Рюриковичей-Мономашичей, а в Цзинь - это Цзючжу, представитель рода Ваньянь.

Для иллюстрации картинка осады монголами большого города (в данном случае Багдада):
Osada_Baghdada2