May 5th, 2012

Мамай

Заметки на полях - о роли черных клобуков в Киевском государстве

Готовлю сейчас к изданию труды Д.А. Расовского по истории средневековых кочевников Восточной Европы (печенеги, торки, берендеи, половцы и пр.).
В их числе у него есть интересная статья о роли т.н. "своих поганых" (черных клобуков, половцев и др.) во внутриполитических событиях XI-XIII вв. в Древней Руси. И там я наткнулся на примечательное место:

"но как скоро в Киеве прочно утверждался князь, хотя бы и из Ольговичей, Черные Клобуки послушно становились перед лицом совершившегося факта и, например, в продолжительное и славное княжение Святослава Всеволодовича (черниговского) видим их исполнительными слугами киевского князя. Даже нелюбимому Юрию Владимировичу суздальскому они быстро подчиняются, как только он обосновался в Киеве и еще в громких фразах выражают ему свои уверения в преданности. Вообще нельзя очень преувеличивать расположение Черного Клобука к кому бы то ни было; нельзя это делать потому, что по существу, Черные Клобуки выявляют себя резко-выраженными оппортунистами. Так, когда их любимец, в. кн. Изяслав Мстиславич в 1150 г., в перипетиях борьбы с дядей Юрием оказался в критическом положении, то Черные Клобуки, бывшие с ним в его войске, обратились к нему с такою характерною речью: „княже! сила его (противника - Д.Р.) велика, а у тебе мало дружины..., не погуби нас, ни сам не погыни; но ты наш князь, коли силен будешь, а мы с тобою, а ныне не твое веремя, поеди прочь !""

Суть тут в том, что немного ранее Расовский пишет о побуждениях черных клобуков держаться стороны великокняжеской власти и служить ей в качестве главной военной составляющей (наряду с собственно дружиной князя). Одним из  их главных мотивов он указывает на  следующее: "такую готовность Черных Клобуков к безпрестанным походам в степи надо в значительной доле объяснять матерьяльной заинтересованностью в этом Черных Клобуков; в случае успеха, они, как и pyccкиe князья и их дружины, забирали неисчислимые богатства Половцев: табуны, стада, рабов; рабынь, вооружение, конские уборы, золото, серебро, драгоценные ткани. Мы уже видели, как Черные Клобуки любили забирать в плен половецких ханов, чтобы получать с них откупы. О пленных Половцах, которые доставались именно им, Чернымъ Клобукам, у нас есть целый ряд летописных известий". И вот что тут самое примечательное - примерно так же разъясняют взаимоотношения киданей (господствующий народ в империи Ляо) с пограничными кочевыми и полукочевыми племенами (татарами, чжурчжэнями, бохайцами и т.д.) К. Виттфогель и Фэн Цзя-шен в их капитальной монографии (Karl A. Wittfogel, Feng Chia-Sheng History of Chinese Society Liao (907-1125), The American Philosophical Society, Philadelphia 1949).

События 1150 г., о которых выше дана цитата из Ипатьевской летописи, в Радзивиловской летописи имеют соответствующие иллюстрации. Вот, в частности, картинка перестрелки стрельцов (обычно ими как раз и были "свои поганые") из войск противостоящих княжеских коалиций: