September 24th, 2011

Мамай

Из жизни бухарских эмиров

Читаю сейчас потрясающе интересный труд А.А. Семенова (выдающийся отечественный востоковед, один из переводчиков академического издания "Джами ат-таварих" Рашид ад-Дина) "Очерк устройства центрального административного управления Бухарского ханства позднейшего времени" (опубликовано: "Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии, выпуск II"// Труды Института истории, археологии и этнографии Академии наук Таджикской ССР, том XXV, Сталинабад 1954). 
В начале работы автор дает исторический очерк правления бухарских эмиров Мангытской династии, начиная с эмира Хайдара (1800-1826) и его сына Насруллы (1826-1860). Причем пишет он очень живо, совершенно не академическим засушенным языком, а скорее как эрудированный и раскованный рассказчик, оснащая при этом свой рассказ уместными и интересными цитатами из источников.
Приведу ниже несколько отрывков оттуда: 

"Сын и преемник эмира Хайдара, Насрулла (1826—1860), вступив­ший на престол, пройдя через трупы двух своих братьев и казнивший по своем воцарении в течение месяца по 50—100 человек в день, отли­чался необычайной лютостью и кровожадностью, за что бухарцы называли его «амир-и кассоб», т.е. эмир-мясник. Он ознаменовал свое длительное правление неслыханными злодеяниями, казнями, вероломством, величайшей бесчестностью и корыстолюбием. Из всех Мангытов на бухарском престоле этот эмир был наиболее порочной фигурой. Гор­дясь своим призрачным могуществом, эмир Насрулла не считался ни с какими правилами международных взаимоотношений: попавшие в Бу­хару английский посол, полковник Стоддардт, капитан Конолли, один турецкий военный инструктор, посланный в Бухару, двое итальянцев, приехавших в Бухару за греной и др., — все они были брошены в ужас­ную бухарскую тюрьму и после длительного пребывания в ней зарезаны на площади перед арком (на так называемом Регистане). Обвинения, выставленные против этих лиц, вполне соответствовали степени умствен­ного развития бухарского деспота и его окружения; так, например, итальянцы были обвинены в том, что они привезли с собой несколько ящиков с чаем, пересыпанным алмазным порошком, чтобы отравлять всех жителей святого города, что «они превращали день в ночь и привез­ли с собой множество других искусных штук».

Казнь в Бухаре (из воспоминаний Г.П. Федотова "Моя служба в Туркестанском крае")

В своем стремлении сломить господство узбекской знати Collapse )