September 16th, 2011

Мамай

Любопытный случай самозванца на троне

Просматриваю сейчас второй том "Материалов по истории туркмен и Туркмении" (М.-Л. 1938) - касательно правления знаменитого Абул-Гази-хана (автора важнейших сочинений "Родословное древо тюрков" и "Родословная туркмен"). И вдруг наталкиваюсь на замечательный случай, касающийся событий уже после правления сына его Ануша, когда к власти пришел его сын Эренг-хан (т.е. это уже внук Абул-Гази-хана).
Вот это интересное место:

" ...Однажды, когда хан (Эренг-хан) проезжал (около г. Хивы) по мосту через Бадархан-арык, его лошадь рванулась, хан упал и умер, разбивши себе голову. Один из приближенных (мехрем) остался около хана, а другой поехал с известием о смерти к его матери, Тохта-ханым, происходившей из дарганских туркмен. Та немедля взяла четырех лошадей и приехала к сыну. Тайно похоронив его, она направилась в Дарган и, скоро достигнув места своего назначения, остановилась в доме своего отца. У ее старшего брата был сын, как ростом, так и лицом чрезвычайно похожий на Эренг-хана. Он с детских лет и до достижения возмужалости находился вместе с ханом. Люди принимали его за Эренг-хана.
     С тысячью туркменских всадников направился он в Хиву. Сановники (умара) Эренг-хана, не зная, что произошло с их ханом и где он находится, были в недоумении. В то время Эренг-хан ездил в Дарган, чтобы повидаться со своим тестем.
     Увидев тысячу человек родичей туркмен и решив, что хан возвращается, вельможи вышли ему навстречу и впустили во дворец. Через месяц один из предков автора (этой книги), по имени Чин-бий из рода юз, возвысившейся из среды прочих сановников, благодаря вниманию к нему со стороны Эренг-хана, Адина Мухаммед-аталыка и Худай-кули-инака, был послан послом в Исфаган к султану Хусейн-хану.
     Через два месяца после этого события Адина Мухаммед-аталык, являвшийся (в это время) главной опорой государства, выехал на охоту.
    Воспользовавшись тем, что этого сановника в городе нет, тот туркмен схватил семь знатнейших вельмож, во главе с Назар-инаком, найманом, и отправил некоторых из них в Мекку, некоторых в Бухару, а некоторых в Арал. Хорезмским государством овладели туркмены, которые стали притеснять узбеков.
   Через короткое время жестокость и несправедливость туркмен возросли до того, что повлекли за собой полное разорение трудового народа".

Ну дальше все пошло как полагается - один сосланный самозванцем сановник собрал свою банду, начал избивать туркмен путем партизанской войны, возмущать народ и все кончилось для самозванца, матери подмененного хана (т.е. Тохта-ханым) и прочих туркмен очень печально:

"Избрав здесь себе в ханы Джучи-султан-хана из потомков Хаджим-хана, они собрали войско из конгратов, мангытов, канглы, кыпчаков и ходжа-эли и направились против Хивы. Когда весть о них дошла до населения (фукара), население поднялось, убило хана и истребило множество туркмен. Оставшиеся в живых убежали и скитались в песках и пустынях, вследствие чего из ста спасся только один. Что касается Тохта-ханым, то ее убили, привязав к лошади".

Цитаты взяты из сочинения Муниса «Фирдаус-уль-икбаль (Райский сад счастья)», потомка одного из приближенных Эренг-хана (настоящего т.е.). Так что достоверность этого рассказа вызывает доверие. Но особенно интересен способ самозванчества и участие в заговоре матери подмененного правителя. 

Двор Абул-Гази-хана по миниатюре рукописи XVIII в.