July 12th, 2011

Мамай

Продолжим про "своих поганых" и половцев диких


Начало было тут - http://khrapachevsky.livejournal.com/6085.html . Там же было обещание покопаться насчет ольберов в русских источниках. Ну и про кунов оттуда же тоже надо бы рассказать.

1. Ольберы в Древней Руси

Как имя (например Олбырь Шерошевич) "олбер" известно в Ипатьевской летописи. Более интересно упоминание во множественном числе - "съ ольберы" - их среди т.н. "черниговских былей" в "Слове о полку Игореве". Это могло бы быть намеком на то, что мы имеем дело с названием рода или племени. Но так ли это и можно ли их соотнести с вышеупомянутыми (в исходной посте) олберлик-кипчаками? Гипотеза соблазнительная (мне самому тоже так вначале показалось), вот и авторы соответствующей статьи в "Энциклопедии "Слова о полку Игореве" так и поступили. При этом они выводят, равно как и Н.А. Баскаков, К. Менгес и их предшественники (Ф.Е. Корш, А. Зайончковский и Л. Рашоньи), древнерусское "ольбер" из тюркского композита alp-är,  т.е. "доблестный (воинственный) муж-воин". И если бы они на этом остановились, то все было бы хорошо - древнерусское "оканье" отлично объясняет как тюркское alp-är стало "олбырь" или "олъбер/ольбер" у русских. Но они решили привлечь весь доступный материал касательно кипчаков-олберлик. И вот тут они, предварительно упрекнув Н.А. Баскакова и других вышеперечисленных востоковедов и тюркологов, что они "не учитывают упоминаний О. в мусульманской  историографии и монгольской дипломатике", практически полностью отождествляют ольберов СПИ с олберлик-кипчаками. Причем базируются они на все той же злосчастной атрибуции Т.Оллсеном кипчаков рода Тутуки как рода олберлик. Но при этом сами же приводят свидетельство, опровергающее эти построения. Дело в том, что они упоминают письмо ильхана Хулагу от 1262 г. (на латыни), где Хулагу говорит о покоренных "королях ольперитов" (regi uilperitorum). Но это письмо, равно как китайская транскрипция  (в тексте рескрипта каана Мэнгу в адрес сыновей Мэнгусара, сохраненного в жизнеописании Мэнгусара, см. 元史, 卷124) - 穩兒別里 вэнь-эр-бе-ли (этими знаками в текстах монголо-китайской канцелярии 13-14 вв. передавали некитайские звуки ул-р-бе-ли(к), с учетом нередкой в юаньских текстах метатезы эр <-> бе, имеем в итоге ул-бе-р-лик), абсолютно точно передают название этого рода как ölberlik.
Дело тут вот в чем - действительно, кириллицей допустимо передавать это звучание как "олберлик", но точнее было бы "улберлик" (просто первое более прижилось и устоялось в литературе). Но при этом уже невозможно свести ölberlik к alp-är (+ суффикс -лык). Так что - увы, но из "ольберов" СПИ никак не получить подразделение кипчаков-олберлик и тут Баскаков с Рашоньи абсолютно правы, не привлекая их к своим объяснениям "ольбер" как alp-är. Между прочим, а ведь и тюркская этимология вообще становится проблематичной  для ölberlik. Зато из монгольского языка она получается просто замечательно - улбар по-монгольски означает "красноватый", что отлично коррелирует с распространенными у монголов и тюрков цветовыми аллоэтнонимами (т.е. этнонимы, полученные со стороны других народов-соседей). Если учесть, что кипчакское подразделение олберлик/олбурлик связывают с одной из двух главных орд кипчаков - той, где гегемонию имел род кун, то монгольское происхождение этого аллоэтнонима не удивительно, поскольку куны сами пришли из Монголии (по жизнеописанию Тутука, см. выше).

2. Что известно о кун-кипчаках из древнерусских источников  

В древнерусских источниках они упоминаются только в одном месте - в составе имени половца "Кунуи". О нем говорится в стб. 239 Лаврентьевской летописи, под годом 6604 (1096 г.); "Половчину именем Кунуи".  Это имя представляет русскую передачу композита Кун-уйа, т.е. "брат/родственник Куна". Такой композит хорошо сопоставляется с первым ханом орды кипчаков, пришедшей в Волго-Уральское междуречье в середине 11 в., -  Кун-йаном, который был предком вышеупомянутого Тутука и сведения о котором известны из его жизнеописаний в 元史 и 國朝文類. Имя Кун-йан (означает "образец кунов") также представляет собой композит, сходный с именем Кунуйа в Лаврентьевской летописи.

Любопытно, что это не единственный случай сопоставления имен из китайских источников с именами в древнерусских текстах. В голову пришел еще один пример - в  списке "черниговских былей"  "Слова о полку Игореве" есть еще некие "топчакы". Наиболее удачное объяснение этого слова, данное исследователями восточной лексики СПИ, - topčak/tobčak, т.е. "сильная, красивая лошадь" в монгольском и тюркских языках. Переносно, "сильной лошадью" называли сильных мужчин или воинов. Поэтому это слово также зафиксировано и как личное имя Тобчак. В частности, в анналах правления Мэнгу-каана в "Юань ши" сказано, что в 1253 г. от Батыя к каану прибыл его посол по имени Тобчак. Правда этническая принадлежность его не вполне ясна - хотя форма tobčak собственно монгольская, но к 1250-м годам в улусе Джучи, которым правил Батый, кипчаки уже занимали довольно заметное место.