June 27th, 2011

Мамай

Русь как вассальное государство мировой Монгольской империи

 На ВИФе возникло очередное обсуждение этого вопроса (см. тут - http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/2211111.htm ). Вообще-то данные по статусу Руси и подобных государственных образований в Монгольской империи (тут мы выносим за скобки позднейшее их бытование в составе продолжателей империи - Золотой Орды, Юань и т.д., которые были изначально улусами этой империи) довольно неплохо известны и рассмотрены в литературе. Однако до сих пор существует как путаница в терминологии, так и отсутствует разработанная классификация подобных образований (по времени их существования, внутреннему устройству и форме правления, правовым основаниям их существования в составе империи и т.д. и т.п.).  Есть также вопрос - а имелась ли в самой империи какая-либо классификация их по какому-либо принципу? Оказывается имелась - они классифицировались по установленному Чингисханом принципу ранжирования владетелей этих государств: высшим из них считался тот владетель, который первым перешел на сторону монголов и признал верховенство каана над собой. Соответственно этому складывалась и вся иерархия вассальных владетелей (а значит и всего их государства) в империи - кто ранее признал монгольского сюзерена, тот и был выше по положению в ней того, кто перешел под власть монгольского каана позднее. До нас дошел указ каана Хубилая владетелю Кореи (в китайской терминологии - ван, т.е. князь, владетель государства), сохранившийся в китайском переводе (в составе "Юань ши"), где Хубилай ссылается на установления Чингисхана (в нем он назван по посмертному храмовому имени основателя династии - Тай-цзу). Отметим, что этот указ, судя по контексту, связан с переговорами корейского вана об условиях принятия им монгольского сюзеренитета. Приведем отрывок этого указа с этой ссылкой на установления ("приказ") Чингисхана:

" Вторая луна 7-го года [девиза] Чжи-юань (13 марта–10 апреля 1271 г.)…

Последовал высочайший указ, сообщивший [корейскому правителю Ван] Чи следующее: «Ты среди присоединившихся [к государству монголов] являешься последним по времени, поэтому [твое] место по порядку среди чжуванов – последнее. Во времена нашего Тай-цзу идикут [уйгуров] был первым присоединившимся, именно тогда был приказ [каана] поставить [его среди] чжуванов первым. Арслан[1] присоединился за ним, поэтому был поставлен ниже его. Тебе следует это знать»".



[1]  Т.е. хан карлуков, перешедший к Чингисхану в 1210/11 г. вместе со своими войсками.


Отметим, что вассальных князей в указе именуют чжуванами, что весьма важно -  чжуванами называли разновидности крупных владетельных князей. Так, среди собственно монголов ими называли чингизидов, владевших крупными и фактически независимыми уделами, например Бату и Узбека (в Золотой Орде) или ильханов Ирана, а также вассальных князей в составе Юань. 
Итак, тут мы имеем ценное и важное свидетельство о политике Чингисхана по отношению к правителям и странам, которые или уже признали власть монголов, или вели с ними переговоры о вассалитете. Из него следует, что уже при Чингисхане существовала осознанная градация таких правителей и четкое определение их места в иерархии монгольской империи. Это позволяет лучше понять политику монголов по отношению к князьям Руси и властителям других земель, вошедших в итоге в состав империи.
Среди русских князей подобным чжуваном был князь Ярослав Всеволодович. В Лаврентьевской летописи есть четкое описание принятия им сюзеренитета монгольского каана: "В лето 6751. Великий князь Ярослав поеха в Татары к Батыеви, а сына своего посла к Канови. Батый же почти Ярослава великого честью и мужи его и отпусти и рече ему: Ярославе, буди ты стареи всех князей в Русском языце. Ярослав же возвратися в свою землю с великой честью".

Ярослав Всеволодович едет к Батыю - миниатюра из Лицевого свода (Лаптевский том).