Роман Храпачевский (khrapachevsky) wrote,
Роман Храпачевский
khrapachevsky

Category:

Экзотический генерал Чингисхана

Среди военачальников Чингисхана было много разных удивительных личностей.
Были они из разных племен и народов, из разных культур и с разным образованием (или вообще без оного). Не менее удивительны у некоторых были и личные качества и привычки. О чем нам достоверно и известно из их жизнеописаний.
Дело в том, что потомки многих из них процветали и при Юань, поэтому они сохранили послужные списки отцов, дедов и прадедов. Так что когда такой потомок заказывал надгробную стелу или самому себе (на будущее), или на могилу отца или деда, то ее текст (в состав которого обязательно входило подробное описание жизни предков) основывался на реальных и аутентичных документах. В будущем тексты таких надписей или специально заказанных потомками жизнеописаний вошли в состав "Юань ши".
Вот и про некоего Ван Сюня нам известно из его жизнеописания в "Юань ши". Там многое интересно и занятно.
Начнем с того, что на самом деле по фамилии он не Ван, а так и вовсе Елюй. Т.е. его дед еще носил эту фамилию, так как принадлежал знатному киданьскому роду Елюй. Этот его дед по имени Елюй Чэн бежал от чжурчжэней вместе с Елюй Даши в Среднюю Азию. Правда, его сын (отец Ван Сюня) через некоторое время вернулся в пограничные земли империи Цзинь, где жили разные тюркские и монгольские племена. Видимо из соображений безопасности и было принято решение переменить фамилию. Ван Сюнь ко временам возвышения Чингисхана уже выдвинулся в крупного местного авторитета, у которого было в зависимости несколько десятков тысяч семей. Поэтому ему было что терять, когда войска чингисова великого полководца Мухали приблизились к его области. В 1215 г. Ван Сюнь счел за благо подчиниться Мухали и привести к нему несколько тысяч воинов под своим началом. Далее он настолько успешно воевал в качестве одного из генералов Мухали, что тот представил его Чингисхану в 1217 г. И как раз из описания этого события нам становятся известными некоторые любопытные детали. Во-первых, он получил от каана золотую пайцзу с головой тигра (это значит, что он получил ранг полководца не ниже чем темник), звания главнокомандующего (ду юаньшуай) и наместника ряда областей (цзедуши). А во-вторых, там же он получил прозвище "Черный полководец". Конечно, можно было бы списать это на обычное китайское клише - черный цвет у китайцев означал мужественность и честность, а 黑貌將軍 (черный ликом генерал) был соответствующий персонаж китайского традиционного театра сицюй того же времени. Но штука в том, что прозвище-то дали ему монголы в ставке Чингисхана (причем вероятно сам Чингисхан) и при этом не по-китайски, а по-монгольски - ведь в жизнеописании Ван Сюня сказано, что это прозвище ему дали по его внешности ("обликом черен") и звучало оно как хара, с пояснением авторов "Юань ши", что монгольское слово "хара" по-китайски значит "черный". 
Вот тут-то и приходим к заявленному в сабж пункту особой экзотичности Ван Сюня, который и не Ван Сюнь, кстати, а Елюй Сюнь - этот кидань из Средней Азии, который ликом черный, с прозвищем "Черный полководец", уж не негр ли преклонных годов ?  :-)))

Для иллюстрация картинка тех времен с разнообразными типами киданей : 

Tags: востоковедение, древние кочевники Центральной Азии, монголы, орда, синология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments