?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Не раз уже отмечалось, что война для кочевников была лишь другой стороной их обменов с оседлыми соседями - без войны они получали нужное им в ходе меновой торговли, а если торговля была невозможна или невыгодна, то тогда они шли в набег или крупный поход-нашествие.
Такой общенародный - по интересам участвующих масс кочевников - характер войны непременно сказывался на способе присвоения ее результатов в виде трофеев и прочей добычи. Не было исключением тут и государство Чингисхана, при всех его отличиях от прочих т.н. "имперских конфедераций" кочевых народов. По крайней мере для периода правления самого Чингисхана и его преемников.
Чингисхан смог привнести в это дело систематические организацию и учет, сопровождаемые строжайшей дисциплиной их соблюдения. Проследим тут становление и развитие этой системы распределения доходов от возглавляемых ханом (а равно другими его подчиненными) предприятий.

Еще не став Чингис-ханом, возглавляющим все народы Монголии, Темучжин уже сообразил, что нужно вводить в рамки всеобщий грабеж побежденных. "Сокровенное сказание" и "Юань ши" так говорят об этом:

"Чингис-хан, с общего согласия, установил такое правило: "Если мы потесним неприятеля, не задерживаться у добычи. Ведь после окончательного разгрома неприятеля добыча эта от нас не уйдет. Сумеем, поди, поделиться. В случае же отступления все мы обязаны немедленно возвращаться в строй и занимать свое прежнее место. Голову с плеч долой тому, кто не вернется в строй и не займет своего первоначального места!"" (Сокровенное сказание, перевод С.А. Козина)

"Перед [боем] предводители дали клятву, сказав так: «Если разобьем врага и погоним на север, то увидев брошенные и потерянные вещи, ни в коем случае не подбирать, а подождать – [после] окончания воинских дел разделим их». Сразу как победа стала очевидной, родовичи Алтан, Хучар и Даритай, три человека, нарушили договоренность. Государь (Темучжин - Р.Х,) рассердился, все набранное ими отобрал и разделил среди войска" (Юань ши)

Как видим, Темучжин тут еще вынужден вводить подобные порядки только "с общего согласия", а при наказании виновных отобранное у своих родовичей в виде штрафа целиком раздает всему остальному народу-войску. Позднее он определит систему распределения добычи как собственные законы, но и при этом он будет учитывать традиции степного народа, своих подданных. При чем подчиняться этим законам должны были все, даже сыновья самого Чингисхана:

"Царевичи Чжочи, Чаадай и Огодай, взяв город Орунгечи, поделили между собою, на троих, и поселения и людей, причем не выделили доли для Чингис-хана. Когда эти царевичи явились в ставку, Чингис-хан, будучи очень недоволен ими, не принял на аудиенцию ни Чжочи, ни Чаадая, ни Огодая... Чингис-хан смягчился и повелел Чжочию с Чаадаем и Огодаем явиться и принялся их отчитывать. Он приводил им древние изречения и толковал старину. Они же, готовые провалиться сквозь землю, не успевали вытирать пота со лбов своих" (Сокровенное сказание, перевод С.А. Козина)

Каковы же были эти законы распределения добычи - это мы знаем из целого ряда аутентичных источников. Приведем некоторые цитаты из них:

"Каждый раз все от высшего до низшего независимо от количества [добычи] оставляют одну часть для препод­несения императору Чингису, а остальное раздается повсюду [чиновникам] в зависимости от рангов. Получают свою долю также министры и другие [лица],  которые находятся в Север­ной пустыне и [даже] не приезжают на войну" (Полное описание монголо-татар , перевод Н.Ц. Мункуева)

"Их (т.е. монголов – Р.Х.) государство в спокойные времена [вообще] не награждает. Только когда используются войска и в сражении они побеждают, тогда [их] награждают – конями, или золотыми и серебрянными пайцзами, или отрезами полотна и шелка. Взявшим город – отдают его на произвол, [они могут] грабить и забирать детей, женщин, драгоценности и шелка. Первые и последние [в очереди] на грабежи и похищения – ранжируются в соответствии с их заслугами. Тот, кто вырвался вперед – втыкает стрелу в двери дома, пришедшие после – не смеют уже входить. Если найдутся преступившие [этот обычай] – их наказывают смертью" (Краткие сведения о черных татарах, текст Пэн Да-я)

"Все трофеи, найденные солдатом в походе, как то: пленные, скот, вещи – принадлежат только этому солдату, и запрещается его начальнику конфисковать их путем наказания и угрозы солдату" (Корё са, перевод Е.И. Кычанова)

Со временем эта система конечно эволюционировала - в сторону бюрократизации и централизации контроля, принимая формы привычные для развитых оседлых цивилизаций. Наиболее быстро это происходило в Юань, где традиции китайской государственности влияли на процесс особенно сильно. Неудивительно, что уже в 1260-х годах Хубилай стал издавать указы, ограничивающие или даже запрещающие финансовую вольницу своих чиновников - всякого рода сановников и нойонов. Целый комплекс таких мер известен из  元史類編, где приведены тексты соответствующих указов Хубилая (хотя сочинение и составлено в XVIII в., достоверность текстов указов не вызывает сомнений - цитаты из них и комментарии к ним сохранились в таком юаньском собрании официоза как 大元聖政國朝典章), где в частности уже запрещалось полководцам самим принимать деньги и ценности при сдаче вражеских городов, а также самим использовать деньги для подкупов противника (видимо во избежание соблазнов эти деньги "попилить"):

"С основания государства и до настоящего времени множество дел совершалось впервые и неправильно: так как с самого начала не платилось жалование [чиновникам], чтобы поддерживать их честность, то распустилось взяточничество и стало всепроникающим. В любом деле не обходилось без сахуа[1] и прочих подарков, получаемых как с простого народа, так и со знати… Сами, будучи богатыми и сильными, все [чиновники из] казны брали сотню, а возвращали – единицу, [тем самым] увеличивали казнокрадство и множили измену. Если не прекратить [это], то вред не станет уменьшаться.  Отныне, мы, собственной персоной, приговариваем: настоящим прекращаются злоупотребления – отменяются преподношения подарков войскам противника в чужих государствах, чтобы они сдавались;  также [отменяются] уртачества[2], поклоны сахуа и прочими подарками на приемах [у чиновников]; также вводится запрет на инспектирование старшими чиновниками как в столицах, так и в провинциях. Это [все отныне] становится законом"


[1]  Сахуа – кит. транскрипция слова sauqa, по-монгольски «подарок».

[2]  Уртак или ортак – это торгово-финансовое предприятие, в котором участвовали деньгами и своим влиянием ханы, члены их семей, а также члены орды – нойоны, крупные чиновники etc
(цит. по моему переводу в "Золотая Орда в источниках, т.3: Китайские и монгольские источники")


А вот и рисунок с изображением подобной добычи монголов (табризская школа, конец XIII - начало XIV вв.).

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
ecoross1
May. 16th, 2011 07:46 am (UTC)
>Он приводил им древние изречения и толковал старину. Они же, готовые провалиться сквозь землю, не успевали вытирать пота со лбов своих

Прям-таки "Ленин и печник" :).
Насчет пота - верю.

khrapachevsky
May. 16th, 2011 07:58 am (UTC)
Так ведь Чингисхан был отец народов. И как отец был строг, но справедлив :-))
( 2 comments — Leave a comment )