?

Log in

No account? Create an account

Восхищен!

В связи со вскрывшейся историей (см. подробности истории тут - https://maoist.livejournal.com/237265.html)
как плагиат и наглое воровство процветает на "Дилетанте" понял, что теперь есть отличное определение хамству и наглости:

это недостаток навыков кризисной коммуникации!

Слава ВШЭ и ее птенцам!

Имена предков

Для интереса свел все известные мне имена пращуров (прадедов и прабабушек) в некую последовательность.

Получилась любопытная подборка имен
(при поколенной росписи предков):


Деды - Николай, Василий
Прадеды - Анисим, Андрей, Игнатий, Федор
Прапрадеды - Василий, Иоаким (имена 6-х неизвестны)
Прапрапрадеды - Трофим (имена 15-ти неизвестны)
Прапрапрапрадеды - Пантелеймон, Иосиф (имена 30-ти неизвестны)
Прапрапрапрапрадеды - Иван (имена 63-х неизвестны)


Бабушки - Евдокия, Елена
Прабабушки - Домникия, Ириния (имена 2-х неизвестны)
Прапрабабушки - имена неизвестны
Прапрапрабабушки - Татианна (имена 15-ти неизвестны)

"Древняя Русь - 2017"

IX Международная научная конференция
«КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД В ИЗУЧЕНИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ»
11–15 сентября 2017 г.

Участвую.
Сделал сегодня доклад "Половецкая периферия Булгара и Руси накануне и в период Батыева нашествия".
Потом съездил на доклад Дариуша Домбровского в ВШЭ, каковой закономерно закончился совместным походом в армянское кафе (очень приличное, кстати), где с ним очень славно посидели и пообщались в приятном кругу собеседников.

Завтра предпоследний день конфы.
Получил на почте ранее купленную книгу "Записки о монгольских кочевьях" (СПб. 1895), перевод П.С. Поповым сочинения 蒙古遊牧記, написанного в 1849 г. 張穆 (Чжан Му) и позже дополненного 4-мя цзюанями и обширными комментариями другим известным цинским ученым 何秋濤 (Хэ Цю-тао), каковую работу он закончил в 1859 г.
Сейчас читаю и наслаждаюсь текстом, причем замечательное началось уже прямо с предисловия переводчика. Разительное отличие от современных научных книг!
Не могу отказать себе в удовольствии привести этот начальный пассаж:

"Предисловіе переводчика

Мэнъ-гу-ю-му-цзи, т.е. „Записки о Монгольскихъ кочевьяхъ” — сочиненіе, принадлежащее кисти двухъ китайскихъ ученыхъ, Чжанъ-му1), по прозванію Ши-чжоу и Хэ-цю-тао2), по прозванію Юань-чуаня. Съ самаго момента появленія въ свѣтъ въ 1867 году,
_________________________________________________________________________
1) Чжанъ-му, уроженецъ Динъ-чжоу, въ провинціи Саньси. Одаренный недюжинными способностями и обширною эрудиціею, онъ, однако, благодаря присущему многимъ китайскимъ ученымъ, самомнѣнію, испортилъ предстоявшую ему служебную карьеру. Будучи еще студентомъ, онъ на повѣрочномъ испытаніи во Дворцѣ нагрубилъ одному князю, которому поручено было обыскивать студентовъ для удостовѣренія въ томъ, что они не принесли съ собою заранѣе подготовленныхъ диссертаций. На вопросъ князя, нашедшаго у Чжана какія то замѣтки: «это твоя контрабандная диссертація»? послѣдній, указывая на свое брюхо, съ бранью отвѣчалъ: „моя диссертація здѣсь”. За эту выходку онъ былъ навсегда лишенъ права экзаменоваться. Тѣмъ не менѣе, его обширная эрудиція снискала ему расположеніе бывшаго канцлера, Ци-цзюнь-цзао. Редакціи его принадлежитъ Юань-Тай-цзу-шэнъ-у-цинь-чжэнъ-цзи, т. е. «Описаніе походовъ Чингисхана». Онъ умеръ отъ половаго истощенія, на 39 году жизни, не успѣвъ окончить порученной ему покровителемъ его работы по снабженію Фань-бу-яо-ліо географическими и археологическими примѣчаніями.
2) Хэ-цю-тао, другъ Чжанъ-му и продолжатель примѣчаній его къ Мэнъ-гу-ю-му-цзи, уроженецъ уѣзда Гуанъ-цзэ, въ провинции Фу-цзянь, магистръ временъ Дао-гуана и столоначальникъ министерства Уголовныхъ Дѣлъ. По рекомендаціи члена государственнаго совѣта Чэнъ-фу-эня, онъ въ 1860 году представилъ богдохану сочин. Шо-фанъ-бэй-чэнъ, т.е. „Очеркъ сѣверныхъ странъ” и въ награду за это былъ прикомандированъ къ частной богдоханской библіотекѣ, Моу-цинь-дянь. Умеръ онъ въ 1862 году въ должности библіотекаря Баодинъ-фуской библіотеки. Изъ сочиненій, вышедшихъ изъ подъ его редакціи можно указать: Бэй-цзяо-хуй-пянь, т. е. „Общій очеркъ сѣверныхъ пограничныхъ владѣній”, въ которомъ значительное мѣсто отведено описанію Россіи и Хэй-лунъ-цзянъ-вай-цзи, т. е. „Частное описаніе Хэйлунцзянскаго воеводства”. Какъ въ этихъ двухъ сочиненіяхъ, такъ въ особенности въ примѣчаніяхъ къ „Описанію монгольскихъ кочевій” Хэ-цю-тао показалъ обширную эрудицію, не лишенную самостоятельной критики. "


Излишний академизм современных научных книг сильно проигрывает таким изумительным по слогу и содержанию предисловиям русских востоковедов XIX в.
В ходе работы над переводом "Анналов Хубилая" ( см. здесь объявление о выходе книги с этим переводом), а главное над комментариями к нему, приобретал много различной литературы. В частности на днях сумел купить на букинистическом сайте русский перевод 蒙古遊牧記 ("Записки о монгольских кочевьях"), сделанный выдающимся русским китаистом П.С. Поповым (Записки Императорского русского географического общества по отделению этнографии, том XXIV. — СПб.: Паровая Скоропечатня П.О. Яблонского, 1895).
Но чтобы добыть такую жемчужину, приходилось перерывать кучи и завалы различного книжного сора. Причем огромные по размеру кучи, в которых встречались изумительные по своему уродству, даже почти завораживающему, вещи. С некоторыми из них хочу познакомить тех, кто питает нездоровый интерес к творчеству сумасшедших, проходящих по разряду народных хвилозопов и одноименных им фольк-гысториков.
Итак, желающим припасть к неземной силы мудротам и гениальным открытиям - ОСТОРОЖНО![Spoiler (click to open)]

Назаров П.Г. Исследовательский союз ведического арты и русской артельности.
(5 книг) Челябинск: ИСВАРА, 1997-1999 гг. Бумажный переплет, обычный формат. Тома с 1 по 5:
Книга 13. Происхождение ведийской Артхи, шумерской Аратты, Суб-Арту и Арьяв-Арты (3107-2025 до н.э.). 1997г.
Книга 14. Происхождение дадонской Арты, еврейской Арцы, Ур-Арту и стран Артавы (2025-539 до н.э.). 1997г.
Книга 18. Византийская ортодоксия Артур и франкские ордалии против монгольского Ордоса и арабской аль-Арды (337-741 н.э.). 1999г.
Книга 19. Древнерусская Артания против Орды, Ордена и прусского Ордунга (862-1700). 1999г.
Книга 20. Русская Артель против Советского Союза и всего мира (1725-1922). 1999г.


Гусев Олег Древняя Русь и Великий Туран.
Серия `Потерянные ключи` СПб.: Потаенное, 2008г. 304с. илл. Твердый переплет, немного увеличенный формат. Тираж 2 000 экз. Аннотация:
Раскрыв эту книгу, читатель неожиданно обнаружит, что к тюркским каганатам Великий Туран отношения не имеет, потому что он – неотъемлемая составляющая истории Древней Руси, относящейся к периоду оледенены земли и тысячелетиям после него, вплоть до первых веков н.э. Автор, не отрицая существования ближневосточных, североафриканских, причерноморских и других прародин русов-индоевропейцев, тем неменее, считает, что первичной прародиной-колыбелью русов была Сибирь, что логически вытекает из его опыта привлечения к исследуемому вопросу палеоклиматологии, палеогеографии, палеоэпиграфики и т.д. Именно из Сибири русы расселились по всему миру. В частности, за несколько тысячелетий до н.э. они освоили долины рек Янцзы и Хуанхэ, создали там орошаемую систему земледелия, построили плотины и каналы. В книге объясняется, почему они оттуда ушли и с чего на самом деле начинается история Китая. Русы активно приобщали к земледелию и ремеслам кочевые племена людей желтой расы, бок о бок с ними проживающих. На определенное этапе это привело к взрывному нарастанию их численности, а затем и к агрессивности. Поэтому была создана «полоса» Великого Турана, раскинувшаяся от нынешних «японских» островов до Тянь-Шаня и Кавказа. Таким образом русы разграничили ареал своего расселения от ареала расселения других рас.
Содержание:
Глава I. Предубеждение сильнее истины?
Глава II. Манза: русофобский оскал.
Глава III. «Стреляй не надо! Моя люди!»
Глава IV. Потомок Рюриковичей о прошлом Приморья
Глава V. Древнее Приморье: «фактор Майя»
Глава VI. Из-под полы иезуита
Глава VII. «Боец» невидимого фронта. Приложение 1.
Глава VIII. Потому что лошади не едят…
Глава IX. В стенах недвижного Китая
Глава X. Сибирская Русь
Глава XI. Типично русское лицо
Глава XII. Яков Тряпицын и «призрак Бреста»
Глава XIII. Третье пришествие Вс.Н. Иванова. Приложение 2


Марусич В. Календарь перемен.
М.: София, 2002 г. 148с., мягкий переплет, энциклопедический формат. Аннотация:
В книге представлен новый календарный метод, созданный на основе синтеза двух культур. Майанский традиционный календарь `Цолькин` читается с помощью китайского языка перемен `И-Цзин`. В процессе повествования раскрывается понятие календаря и языка перемен. Книга представляет собой практическое руководство по пользованию календарем перемен. Издание рассчитано на историков, культурологов, китаеведов, а также на широкий круг читателей.


Устинов Константин (Владимир Алексеевич Павлюшин). Рассанта, Рассения, Русь
Ульяновск, отпечатано ОАО `Первая Образцовая типография, филиал Ульяновский Дом печати, 2014г. 324с. твердый переплет, увеличенный формат. Аннотация:
Книга представляет собой ряд эссе, составленных по книгам серии `Зов Белой Горы` Константина Устинова, о существовавшей в древности великой евразийской державе ариев-Рассанте. Охвачен период от космических десантов по заселению Земли до сегодняшней России. Включены сопутствующие темы о текущем положении планеты и близящихся переменах. Тираж 1000 экз.
После отдыха вернулся к завершению работы над сабж.
Собственно перевод (черновой) был готов к началу лета, я потом занялся его проверкой, вычиткой и стилистической правкой, даже параллельно приступил к работе над комментариями и индексами (имен, топонимов etc). Потом по ряду причин вынужден был прерваться и вот сейчас возобновил работу, в связи с чем могу уже сообщить о примерных сроках издания своего комментированного перевода "Анналов Хубилая".
Но прежде о том, что именно переводилось и что собой представляют эти анналы.
Название это условное, посколько в оригинале это 世祖本紀 ("Основные записи [правления] Ши-цзу") из раздела "Бэньцзи (Основные записи)" в "Юань ши", они занимают в ее составе 14 цзюаней - с 4-й по 17-ю в сплошной нумерации цзюаней "Юань ши". "Бэньцзи" - это традиционная часть китайских династийных историй. "Бэньцзи" очень похожи на жанр анналов в европейских исторических хрониках. Т.о. в разделе "Бэньцзи" приведены "основные записи" (анналы) правлений каждого императора династии, а подборка всех "бэньцзи" императоров и составляет начальную и, пожалуй, главную часть династийной истории. Различие с европейскими анналами составляет только присутствие обязательных для "бэньцзи" частей, обрамляющих собственно погодные записи - предисловие, характеризующее императора (героя конкретных "бэньцзи"), где даны сведения о его положении в генеалогической схеме династии (т.е. чей он сын, кто его мать, кем он приходится предыдущим императорам и т.д. и т.п.); сведения о дате и месте его рождения; краткого описания его жизни до воцарения (обычно еще, но не всегда, там сообщается и об обстоятельствах его вступления на трон); наконец, послесловия с краткой характеристикой его правления, его личных качеств и перечня его посмертных и храмовых имен и титулов. Все это полностью относится и к "Ши-цзу бэньцзи" (Ши-цзу - это посмертное, храмовое имя Хубилая в списке императоров династии Юань).
Если говорить о погодных записях правления Хубилая, то в них есть некоторое отличие от приведенного выше канона "бэньцзи" - описание жизни Хубилая до воцарения и обстоятельств занятия им престола практически незаметно переходит в погодные записи событий его правления, официально начинающегося с 1260 г. Дело в том, что уже начиная с 1257-1258 гг., события описываются очень подробно, в той же анналистической манере, что и записи, касающиеся годов его официального правления.
Что же касается упомянутой манеры записей в "бэньцзи", то она такова: выделяются большие блоки записей, представляющие собой собрание сообщений о событиях за каждый год правления, что являются годовыми записями в составе "бэньцзи" (в ходе работы коллектива авторов династийной истории определенным авторам задается работа над одной или несколькими такими годовыми записями, которые они составляют на базе имеющихся у них источников о данных годах правления, после чего редакторы-сводчики компонуют эти годовые записи в единое целое, поступающее затем на редактирование главными редакторами, отвечающим за весь раздел "Бэньцзи" как главной части династийной истории); каждая годовая запись сама подразделяется на помесячные записи (о событиях в ходе данного месяца данного года), а помесячные записи состоят из записей о событиях, которые датируются конкретными днями этого месяца (надо сразу сказать, что эти даты далеко не всегда являются датами событий - это в большинстве случаев даты, которыми помечены документы первоисточников, которыми оперировали авторы династийной истории, т.е. чаще всего это просто даты резолюций императора или его сановников касательно данных событий, которые могут и не совпадать с датами самого события).
Итак, в общей сложности "Ши-цзу бэньцзи" охватывают период с 1244 г. по 1294 г. Объем их можно сказать колоссален - как по насыщенности информацией, так и по их разнообразию (вместе с сообщениями о важных военных и политических событиях, рядом с ними могут появляться краткие сообщения такого характера как, например, об открытии месторождения асбеста, или с описанием редкого животного, привезенного Хубилаю в подарок из далекой страны). Некоторые из сообщений уникальны или просто удивительны - например рассказ о перешедшем к монголам японском полководце, ставшем их ценным шпионом. Любопытны также пусть и отрывочные, но очень ценные, сообщения о дальних (для Китая) странах - от Египта с Афганистаном до различных княжеств на Яве и Борнео. Правда, в нескольких случаях редакторы-сводчики вероятно сокращали тексты, написанные авторами коллектива, поскольку в разделе "Лечжуань (Жизнеописания знаменитых)" в "Юань ши" эти события описаны более подробно, хотя и разрозненно (т.е. приведены в нескольких различных жизнеописаниях разных деятелей, причем не связанно друг с другом). В первую очередь это касается событий мятежа Наяна и союзных ему князей крови в 1287 г., которые в "Ши-цзу бэньцзи" даны на удивление кратко. Поэтому в таких случаях я добавлял в Комментарий выдержки из дополнительных источников (как из указанного раздела "Юань ши", так и из сохранившихся юаньских первоисточников, в основном это "Юань дянь-чжан" (元典章), "Тунчжи тяогэ" (通制條格) и полный корпус юаньских текстов 全元文).

Объем книги получается весьма большим, уже сейчас, без текста Комментария он достигает 700-800 страниц большого формата. Вероятно вместе с индексами и комментариями он будет более 1000 стр. Окончание работы на текстом я планирую к началу октября, а выход книги, соответственно, в конце месяца или начале ноября. Тираж книги будет осуществляться по принципу "печать по требованию" - количество экз тиража будет равно количеству оплаченных заказов + 20-25 экз дополнительно. Объявление о приеме заказов я дам примерно через месяц, когда сроки выхода книги примут уже реальные очертания.

Это заголовок, который сгодится для рубрик.
Причем любых - от "новостей культурки" до "уголовной хроники".

Глючит ЖЖ - тест

Не могу писать в комментариях, отключается браузер.
Попробую хоть запись сделать.
"Воруют, государь". Эта фраза Карамзина хорошо известна и часто ставится как лыко в строку в рассуждения о якобы вечной вороватости российских чиновников.
Жаль, что по невежеству, имманентному свойству отечественных образованцев, которые любят потрындеть о тяжкой доле трудового креакла слесаря-интеллигента в "этой стране" под "властью жуликов и воров", они не в курсе о повадках чиновников в китайских империях в течение последних двух тысячелетий. А ведь там много занимательного. И это особенно наглядно видно в случаях плотного контакта китайской цивилизации с иными, например кочевыми, обществами. Самый яркий пример - монгольский менеджмент над китайским чиновничеством в период Юань.
Приведу тут замечательную историю, сохраненную авторами анналов Хубилая в "Юань ши":

Дело развивалось так - Хубилай послал на инспекцию "закромов Родины", т.е. государственных складов и хранилищ, находившихся в столице, комиссию, которую возглавлял вице-канцлер Маджуддин (как видно по имени, не монгол и не китаец, а "человек Западного края"). И было доложено, что "Маджуддин сотоварищи освидетельствовали всеобщие хранилища и ввиду множества тех из сторожей, кто за преступления был задержан, просили передать монголам управление хранилищами". И вот тут Хубилай выдал неожиданное:
"Монголы стали теми, кто обуян выгодой и тоже отличаются от былых времен! Но если отберете таких, что смогут занять эти должности, то посылайте их".

А дело происходило в 1283 году. Так что Хубилай явно не мог уже не замечать очевидного - суровым нравам монголов времен его деда Чингисхана пришел конец, монгол пошел нынче уже не торт... Поэтому решение Хубилая выдержано в лучших традициях реалистического менеджмента, который можно охарактеризовать известной фразой тов. Сталина в адрес военачальников - "где я вам столько гинденбургов возьму?!"

Картина Чжао Мэн-фу (XIII в.) с объездчиком лошадей - то ли окитаевшийся монгол, то ли омонголившийся китаец :-)
Новости дня на эти подвижки намекают:

"МОСКВА, 23 ноя — РИА Новости. Президент РФ Владимир Путин раскритиковал Российскую академию наук за избрание в члены чиновников и политиков.

"Возникает вопрос, могут ли они заниматься научными исследованиями в полном объеме с нужными результатами", — сказал Путин, комментируя избрание в члены РАН представителей власти."

Так вот, спекулируя на новости, пришел к выводу - чиновников средней руки выпрут из "академиков", чтобы министру Мединскому не так обидно было лишиться диплома "доктора наук".
:-)
Д. Мартин в "Игре престолов" дал свой вариант.
А вот Хубилаю приходилось выкручиваться как-то иначе. И его армии - монгольские, ханьские, "новоприсоединившиеся войска" и прочие контингенты справиться не могли. И тогда на помощь приходили другие силы, о чем остались сообщения в официальных документах:

"В день и-хай второй луны (5 марта 1280 г.) Чжан И доложил Хубилаю: «Буддийский монах Гао-хэшан обладает тайными искусствами – может заставить служить демонов в качестве солдат, издалека направляя на противника». Хубилай дал повеление Харахасуну – повести войска и с Гао-хэшаном совместно отправиться на северную границу" (Юань ши, цз. 11).

Пятница, так что почему бы и не улыбнуться, ведь как сказано в главе 22 "少貓" в "Лунь юй" (сохраненной нам Хольмом ван Зайчиком, великим еврокитайским гуманистом): "Не пошутишь - так и не весело".



Каванабэ Кёсай "Битва лягушек"
По результатам голосований и предзаказов, как здесь, так и на ВИФе, получается следующее:

Больше всего проголосовали за очередной том серии "Золотая Орда в источниках", затем народ активно изъявил желание иметь книгу по чжурчжэньско-татарским войнам.
Но с этими войнами пока придется подождать - и материалы еще далеко не все собраны (в частности из Китая не пришли еще заказанные издания источников), да и времени нет особо писать, пока не закончу начатые проекты.
Поэтому - сначала будет издана книга "Золотая Орда в источниках. Том пятый: армянские источники", т.е. очередной, третий по счету, том серии ЗОИ. По срокам это видимо май-июнь будущего года.

И еще одно объявление. У меня неожиданно быстро продвигается дело с переводами текстов из раздела анналов "Юань ши". В частности сделан перевод бОльшей части анналов правления Хубилая. По прикидкам, к концу года я сделаю их черновой перевод. Поэтому весной, после его вычитки и снабжения всем необходимым аппаратом, я могу для желающих издать по системе "печать по требованию" еще одну книгу - "Анналы правления Хубилая", т.е. полный комментированный перевод 14 цзюаней раздела "Основные записи" в "Юань ши" (цз. 4-17 в "Юань ши"), содержащих погодную роспись событий жизни и правления Хубилая, начиная с 1244 и по 1294 г. Это весьма солидный объем получается, в районе 1000 стр. энциклопедического формата, так что цена выходит не малой, увы. Ближе к середине марта я дам окончательное объявление для желающих приобрести этот фолиант. Пока же можно предварительно записываться (здесь, на ВИФе, или по емэйлу), а также распространить эту информацию среди интересующихся темой.
Увидел описание книги и аннотацию.
Когда прочел, оказался в полном ах..е примерно на полчаса.

Так что делюсь с остальными по методу "письма счастья" :-))

Шабалов А.С., Шабалов Д.А., Шабалов М.У.
"Роль хунну (гуннов) в формировании украинского народа XXIV вв. до н.э. - VI в.н.э. Историко-ономастическое исследование по российским и украинским материалам. Часть 1." Иркутск: Репроцентр А1, 2016, 203 стр.

Авторы впервые в российской и украинской науке исследуют на основе древнекитайских хроник и европейских источников происхождения украинцев в XXIV в до н.э. - VI в н.э. как одних из основных потомков монголоязычных хунну (гуннов). В 93 г. н.э. хунну (гунны) покинули свою родину - Северную Монголию и юг Бурятии под давлением южных хунну (гуннов) и сяньбийцев при подстрекательстве китайцев. По мнению авторов, слово `укр` происходит из языка хунну (гуннов). Авторы считают, что тотемное слово `бык-ухэр` превратилось в `укр` и критикуют украинских историков, которые выводят слово `украинец` из сармато-аланского слова `край-кенар` с привлечением таких авторов, как Н.М.Карамзин, В.Н. Татищев, В.О. Ключевский и др.Книга полемичная, но авторы частично основывались на исследованиях К.М.Тищенко и О.Прицака, считающих, что хунну (гунны) были монголоязычным народом.

Критикуемые украинские авторы - собратья по разуму этого семейного подряда в печали:
Выложили в доступ мою новую большую статью о династии кипчакских "делателей императоров" в Юань.
Начало исследования их я предпринял еще в "Половцах-кунах в Волго-Уральском междуречье" - там я рассматривал историю предков юаньского полководца и крупного сановника Тутука (1236 - 1297), которые в начале XI в. бежали от киданей с монголо-маньчжурского пограничья и добрались до Волги и Урала. Тогда я использовал в основном данные "Юань ши" - жизнеописание Тутука в цз. 128. Но теперь я смог использовать первоисточники этого жизнеописания, написанные в промежутке 1299 - 1332 гг., где оказалось очень много нового и "вкусного".
А самое главное - я продолжил изучение жизни как пресловутого Тутука, так и его потомков, которые заняли выдающееся положение при поздних юаньских императорах. Ну и там по их генеалогии прошелся, по их брачным связям с чингизидами и их свойственниками - как в XIII в, так и вплоть до 1335 г., когда этот могущественный клан пал в борьбе с "монгольской партией".
Статья тут - ТЫНЦ
Там авторы ресурса снабдили ее текст разными рисунками - предупреждаю сразу, я их не выбирал и подписи к ним не делал :-). Зато они очень красиво представили сделанные мной генеалогические схемы, которые изначально я довольно примитивно в ворде сваял подручными средствами (угловыми скобками, нижними дефисами и т.п. паллиативами).

Придворные монгольских ханов в часы досуга:
Знак вроде простой, но нет его чтения в БКРС.
И даже в списке знаков Юникода отсутствует его "мандаринское" чтение.
Вот он в ВикиГлифах - http://glyphwiki.org/wiki/u2435f

Может кто знает его чтение? В Канси или у Морохаси явно есть, но у меня нет сейчас доступа к ним.

А это его картинка (браузер у меня его почему-то не отображает, но в JPG формате можно видеть):

全元文

Получил все тома из Китая.
Молодцы китайцы, вот так взяли и собрали в одном издании все, повторю, все юаньские тексты.
Это просто охренительный огромный океан информации первоисточников по Юань и монголам. Там, кстати, полно первоисточников для "Юань ши", можно многое перепроверить и найти дополнительные детали по жизнеописаниям монгольских деятелей из оригинальных текстов их надмогильных стел или стел, отмечающих заслуги. Кроме того, там есть полное собрание текстов Юй Цзи, где приведены тексты его докладов императорам и сановникам высших органов власти Юань. Да и не только его собрание текстов есть - там много текстов и других высокопоставленных чиновников Юань.
Всего это 61 том (60 томов собственно юаньских текстов и 1 справочный том).
Стоит конечно не мало, но всего сложнее было с транспортировкой - это ведь килограммов 60 вышло, вместе с упаковкой.
Но все равно, очень доволен :-)
Вспомнил я этот фильм 70-х годов в связи с историей падения всесильного визиря Хубилая - Ахмеда Фенакети.
Вот казалось бы причем тут этот советский детектив с Евгением Леоновым в главной роли (следователя) к истории Ахмада Фенакети?
А связь есть, о чем станет понятно далее. Но сначала про сего Ахмада, по рассказу Марко Поло:
"был некий сарацин по имени Ахмах [Ахмед], муж мудрый и способный. Был он у великого хана в силе; любил его великий хан и позволял ему все. Открылось после его смерти, что околдовал Ахмах великого хана, так что тот верил всякому его слову, слушался его и делал по его желанию. Он распоряжался всем управлением и назначениями, наказывал преступников; всякий раз, когда он желал погубить, по делам или несправедливо, ненавистного ему, шел он к великому хану и говорил ему: «Такой-то заслуживает казни, оскорбил он ваше величество так-то». Великий хан говорил ему: «Делай как знаешь», — а он тотчас же казнил его...
Кроме того, не было красивой женщины, которой, если только она ему понравилась, он не овладел бы; незамужнюю он брал в жены, а то иначе принуждал отдаваться его желаниям...
Было у него около двадцати сынов; занимали они высокие должности; некоторые из них под прикрытием отцовского имени были прелюбодеями, подобно отцу, и другие злодейства совершали.
Этот Ахмах скопил большое богатство: всякий, кто добивался какой-либо должности, приносил ему большой подарок. Властвовал он так-то двадцать два года. Наконец, туземцы, то есть катайцы, видя безмерную несправедливость и гнусные злодеяния, содеянные женам их и им самим, не могли больше стерпеть, порешили убить его и восстать против правительства".

Дальше Поло рассказывает как составился заговор против Ахмада, как его убили, как потом Хубилай наказал семью Ахмада ввиду найденных у нее драгоценностей, похищенных у каана, ну и т.д. В целом эти сведения подтверждаются и юаньскими источниками, которые отражены в "Юань ши". Но суть тут в другом - падение Ахмада и его клана совершилось в 1282 г. А вот что докладывал Хубилаю (кстати в противоречие словам Поло, что "никто не осмеливался противоречить Ахмаху"), первый министр Алтун (сравните суть его претензий к Ахмаду с сообщенным Поло): "Ахмад, узурпировавший власть, богатства и налоговые поступления", он коррумпировал всю систему гражданского управления тем, что "что на всех должностях чиновников, которые подчинены [Ахмаду], используются негодяи", которые мало того что уже построили себе палаты и продолжают "строить [себе] дворцы", так еще и "продвигались по службе любыми средствами, так что это порождало злоупотребления". В итоге Алтун просил Хубилая разрешить ему чистку аппарата - "провести отбор [на эти должности] – удаляя [негодных] и продвигая [лучших]", а по Ахмаду и его клану провести расследование. Как далее сообщает "Юань ши", "государь дал повеление [Алтуну] разобраться с ними на основе тщательного расследования".
А теперь внимание - дата этого доклада Алтуна и резолюция Хубилая о "тщательном расследовании" это декабрь 1274 г.! До событий 1282 г. еще почти 8 лет шло это "тщательное расследование" без всякого видимого результата, пока частные лица не взяли в свои руки правосудие. Так что имеем юаньское "Длинное, длинное дело".

Алтун (на китайской средневековой миниатюре).
В ходе перевода анналов Хубилая заинтересовался одним крохотным описанием - в основном из-за двух деталей.
Речь идет о падении г. Синьчэн, одного из важных укрепленных пунктов Сун, который после падения твердыни 襄樊 преграждал монголам дальнейшее продвижение на юг. Когда монголы осадили его, то согласно данному сообщению анналов, один из сунских чиновников города и всей этой области бежал к монголам, а потом был ими послан обратно - чтобы он склонил правителя города сдаться. Из этого ничего не вышло, город был взят штурмом, а его несговорчивый правитель покончил с собой.
Примечательным в этой истории мне показались два обстоятельства:
во-первых, должность этого перебежчика, он был 經總制錢 что примерно значит "налоговый комиссар" - в вольном пересказе этого сложного составного звания-должности -, так как он был прислан из центра ведать поступлениями от дополнительных налогов в области, а в другой своей ипостаси отвечал за финансирование территориальных войск-местного ополчения, т.е. был начфином;
во-вторых, способ побега - он спустился по веревке с крепостной стены.
В общем картинка почтенного начфина, сползающего по веревке со стены крепости, чтобы передаться врагам, меня несколько позабавила. Но потом я глянул в источники данного рассказа (в анналах приведен сокращенный пересказ более полных сообщений о данных событиях) и там история заиграла новыми красками. В жизнеописании Баяна (главнокомандующего монголами в кампании завоевания Сун) есть еще любопытные штрихи - Хуан Шунь, т.е. пресловутый начфин, "прыгнул со стены", а когда он пришел к Баяну и выразил желание покориться, то получил звание чжаотаоши (весьма высокое, кстати, оно примерно равно генералу) и золотую пайцзу. После чего его отправили уговаривать Бянь Цзюй-и (правителя Синьчэна) и вот тут только появляется веревка - Хуан Шунь воплями снизу стены вызвал своих челядинцев и когда те сбросили ему веревку, то тогда из города выскочил Бянь Цзюй-и с верными людьми и перебил челядинцев Хуан Шуня, а его самого обезглавил. В комплиментарном жизнеописании самого Бянь Цзюй-и в "Сун ши" (в разделе "Жизнеописаний знаменитых" под названием "Оставшиеся верными долгу") история изложена чуть иначе - Хуан Шунь все же сначала добрался до Бянь Цзюй-и, сделал ему предложение сдаться, получил гордый отказ и тогда попытался скрыться - причем через ворота, которые ему хотели открыть верные челядинцы, но был настигнут правителем и... далее см. выше, из жизнеописании Баяна.
Ну а город на утро был взят штурмом, причем часть гарнизона под командованием заместителя командующего обороной города перешла к монголам, но оставшиеся 3000 человек сражались до конца и были перебиты, сам правитель со всей семьей бросился в огонь.
Вот такая, почти по всем канонам античности трагедия - есть и единство места, и времени (все продолжалось чуть более суток), и "в общем все умерли" (с) к/ф "Формула любви".

UPD: Трагедия приобрела очертания фарса - выяснилось, что оборот 悉斬之 в рассказе о расправе Бянь Цзюй-и относится только к челядинцам Хуан Шуня (хотя конечно странно, что там есть 悉), видимо Хуан Шунь был только ранен, поэтому в число обезглавленных он не попал. Во всяком случае через месяц он предстал перед Хубилаем и получил щедрую награду сверх полученного от Баяна, о чем рассказывается в описании событий следующей луны того же года в анналах Хубилая. Финансист оказался Макклаудом! :-))


Сунский полководец с челядинцем-охранником.
В анналах Хубилая в "Юань ши" прочел душераздирающую историю.
Назвать ее просто "шпионскими страстями" трудно, скорее это "дело Тухачевского" того времени.
Но вот ее концовка другая.
Для понимания ситуации - история эта происходила на фоне многолетней осады важнейшего стратегического пункта империи Сун - городов Сянъян и Фаньчэн, которые запирали монголам выход на юг Китая. Бои вокруг этих двух городов (расположенных напротив друг друга по разным берегам Янцзы) шли ожесточенные и не прекращались годами. Монголы понемногу сдавливали осаду и подбирались к ним все ближе, а отчаянные и постоянные попытки сунцев прорываться с подмогой и пополнениями (войск, оружия и припасов) или кончались полным крахом, или стоили им больших жертв.

"В день цзи-мао (16 декабря 1272 г.)... Губернатор сунской области Цзинху Ли Тин-чжи составил письмо и послал в Юннин буддийского монаха подарить золотую печать, знамя и пайцзу главнокомандующего, чтобы [с их помощью] привлечь на свою сторону Лю Чжэна, правителя военного округа Лулунцзюнь, якобы повысив того до ранга цзюньвана Янь. Когда буддийский монах прибыл в Юннин, дело открылось и было доложено государю. Последовал декрет Чжан И и Яо Шу – провести совместное расследование. Встретившись с [Лю] Чжэном в военном округе, [они] оттуда подали доклад: «Сунцы испытывают бедствия от того, как подданный [т.е. Лю Чжэн] использует войска у Сянъяна, и хотят таким образом погубить подданного. Подданный же в действительности ничего не знал [о письме и подарках]». Последовал декрет с приказами [Хубилая] – [Лю] Чжэн касательно письма прошел проверку, получает награду и отправляется обратно в войска; а буддийского монаха казнить в Юннин вместе с сообщниками".

Вот так - коварная диверсия врага с подставой опасного ему талантливого полководца под расстрельную статью была вскрыта проницательными комиссарами из столицы, а агентурная сеть врага засыпалась и была уничтожена :-).


Это сунский полководец Хань Ши-чжун с картины сунского художника Лю Сун-няня
После работы над жизнеописаниями кипчаков рода Тутука (выдающегося полководца Хубилая и основателя кипчакской гвардии императоров Юань) и написания статьи про его потомков, остался любопытный материал о внуке Тутука - Ял-Тимуре.
Этот материал неформат для тематики статей, но сам по себе любопытен. Он находится в заключительной части жизнеописания Ял-Тимура в "Юань ши". Собственно, там рассказывается о нраве данного могущественного сановника целого ряда юаньских императоров (одно время фактического правителя-временщика в империи) вообще и о его крайнем женолюбии, в частности.
Если коротко о всей предыстории, то надо сказать, что Ял-Тимур был другом императора Ток-Тэмура (по храмовому имени - Вэнь-цзун, правил в 1328 и 1329-1332 гг.) и его преданным соратником, который помог императору вернуть престол после успешного заговора старшего брата Вэнь-цзуна - Хошилы (известен также под храмовым именем Мин-цзун). Хошила всего несколько месяцев 1329 г. занимал престол и был свергнут силами сторонников Ток-Тэмура, среди которых Ял-Тимур играл значительную роль как главнокомандующий кипчакской гвардией (одной из самых боеспособных частей армии Юань). Хошила был сослан и как-то подозрительно быстро умер в течение года. И хотя прямых обвинений Ял-Тимура в этом нет, но авторы "Юань ши" рассыпали кучу намеков на то, что именно он помог Хошиле получить его посмертное храмовое имя :-).
В общем, заслуг у Ял-Тимура перед императором Ток-Тэмуром было много, к тому же он был во главе могущественной гвардии вместе с военными силами его родственников из клана Тутука, которые тоже имели под командованием значительные контингенты кипчаков и прочих тюрков. Так что к моменту смерти Вэнь-цзуна он стал одним из самых могущественных лиц империи. Но последовал ряд пертурбаций и тёрок с недовольными из стана монгольских гвардейских корпусов, приведших в итоге на трон - в обход завещания Вэнь-цзуна (тот отдавал престол старшему сыну своего старшего брата, т.е. безвременно усопшего Хошилы) - шестилетнего Иринчибала, и пришлось Ял-Тимуру несколько подвинуться. Да и вообще перспективы казались мрачными - при ребенке регентами годами могли стоять люди, которые к Ял-Тимуру относились мягко говоря прохладно. Ибо нрав Ял-Тимура, когда он был в чести сразу у трех императоров (последовательно - Хайсана, он же У-цзун; Есун-Тэмура, он же Тайдин-ди; Ток-Тэмура), стал многим хорошо известен и посчитаться с ним хотели многие. Но Иринчибал умер, процарствовав всего 43 дня. И тут настал звездный час Ял-Тимура - ему удалось договориться с "монгольской партией" о возведении на престол Тогон-Тэмура, старшего сына Хошилы, но с условием, что наследником 13-летнего Тогон-Тэмура в манифесте о возведении на престол будет назван Ялтегус, малолетний сын Вэнь-цзуна (возведение на трон Ялтегуса было прежним проектом нашего героя, который сорвался из-за тех, кто провозгласил императором Иринчибала). Это был компромисс, который временно устроил всех, но Ял-Тимур решил, что он на вершине, тем более, что в ходе всей комбинации ему удалось настоять на женитьбе Тогон-Тэмура на своей дочери, ставшей императрицей. И вот тут-то он развернулся во всю ширь своей половецкой души! Дадим тут слово авторам "Юань ши", которые рисуют такую картину:
Ял-Тимур, с момента как взял в руки власть, кичился величием равным "потрясателю вселенной", вел себя разнузданно и как полный самодур. То он зарежет 13 коней на брачном пиру, когда брал себе в жены вдовствующую императрицу Тайдин-ди. Кстати, всего Ял-Тимур набрал себе в жены 40 девушек из императорского рода. То, бывало, только посватается к девушке и уже через три дня отправляет ее в свой дом как наложницу, "так что покои для наложниц были переполнены и невозможно всех их обитателей упомнить". Однажды на пиру в доме одного высшего сановника девушки и юноши из его рода сидели парами во время оглашения их помолвок. Ял-Тимур "увидел среди сидящих пар одну чрезвычайно красивую женщину и, задав такой вопрос: «А это кто такая?», выразил желание вернуться в свой дом вместе [с ней]". Хотя окружающие сообщили, что это женщина из дома наставника государя (тайши), Ял-Тимур все равно утащил ее к себе домой. И вот там наступил закономерный конец нашего героя: пьянствуя и распутничая с этой красавицей, причем с каждым днем все сильнее, Ял-Тимур "исхудал телом, доведя себя до кровотечения, и в итоге скончался" весной 1333 г.
Да, еще надо сообщить, что Ял-Тимуру на момент его смерти было 53 или 54 года.

Дитя-император Иринчибал:

Profile

Мамай
khrapachevsky
Роман Храпачевский
ROSSICA

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner